ДЕШЕВЛЕ, ЧЕМ УЖИН В РЕСТОРАНЕ

13 февраля 2018, 19:24
Общество, Культура, Развлечения
В анонс: Вы давно не бывали в Египте? А наша путешественница Оксана Задумина, о которой мы писали недавно в статье https://cher.all-rf.com/news/2018/01/21/35/pochemu-ksyusha-bet-baklushi, только что вернулась из Хургады и поделилась с нами своими впечатлениями.
 
***
Эту странную парочку я заметила ещё в аэропорту, хотя пребывала в полусонном состоянии после новогодних праздников. Они стояли близко друг к другу, как муж и жена, но разобрать кто есть кто было невозможно. Один выглядел как эдакая Верка Сердючка, высокая, мощная брюнетка с крашенными волосами, которые она то и дело откидывала назад наманикюренной пятернёй и кокетливо встряхивала головой, как собака после купания, а рядом с ней её маленький, худенький, коротко подстриженный, словно солдат-новобранец, партнёр.
Мне бы уже давно надо привыкнуть к таким странным союзам, но я до сих пор вглядываюсь в их лица, пытаясь понять, что со мной не так или с ними. Притом меня больше интересует в этой паре не “девушка”, то есть не мужчина, родившийся с душой женщины, а именно молодой человек, которому нравятся такие необычные “дамы”. Дело в том, что подобных “девиц” я видела ещё в юности – в нашей школе учился такой парень, подростком он начал краситься, носить каблуки, а потом и вовсе, в конце восьмидесятых, сделал операцию по перемене пола и стал девушкой. Но вот знать лично мужчин, которым импонируют особы среднего пола, мне ещё не доводилось.
Итак, я глядела на них и думала, даааааа, чего только не встретишь в Германии! Всё-таки ужасно, что теперь двух друзей, идущих рядом, я воспринимаю исключительно как геев. У меня изменилось сознание – переформатировалось, выработался новый стереотип. А ведь было время, когда меня шокировали целующиеся мужики! Помню случай, в общественной  бане, один гей купал другого, как ребёнка, а я думала, что это отец нежит своего сына-инвалида. Представьте, моё удивление, когда после этого “инвалид” встал на ноги и поцеловал “папашу” взасос.
В общем, в ожидании вылета мои мысли носились непонятно где, пока рядом с нами не сел толстый, волосатый и вонючий мужик. Его я зафиксировала по запаху: подумала, откуда это несёт кислым, немытым телом и перегаром. Ага, вот он – источник “благовоний”, сидит и пьёт водку из стограммового мерзавчика, запивая её пепси. Боже мой, начала я шептать молитву, спаси и сохрани, сделай так, чтобы “оно” не сидело рядом с нами в самолёте. То, что “чудо-юдо” летело в Хургаду, было ясно как божий день – как ещё он мог очутиться здесь, возле нашего выхода на посадку?
Нет, публика вокруг просто изысканнейшая – от трансов до последнего забулдыги. Откуда их всех собрали на этот рейс? Кинули клич? Алло, мы ищем таланты! Приглашаем принять участие в розыгрыше туристических путёвок в Египет, заявки принимаются исключительно от девиантных личностей и исписанных татуировками пенсионеров! А как иначе сумели в одном месте оказаться столь колоритные персоны? Мы-то понятно, падкие на халяву, захотели африканского солнца по цене ужина в ресторане, вернее дешевле: новогодний вечер в грузинском трактире “Иверия” в Мюнхене нам обошёлся в 95 евро на человека https://www.instagram.com/p/Bdcu5GjDdOs/?taken-by=oxanazadumina , а полёт в Хургаду и обратно, а также пять дней в трёхзвёздночном отеле с включенным завтраком 94. Как говорится: дешевле только даром!
Едут те, кому не страшно. Вообще, массовый туризм нас не прельщает, это всегда несвобода и привязка к отелю, но египтяне снизили цены до безобразия. Понятно, русские больше двух лет к ним не летают и хотя воздушное сообщение с Каиром пообещали скоро открыть, до наплыва туристов ещё очень далеко. Осколки взорванного над Синаем российского лайнера разлетелись над всем Египтом, превратив страну из туристического рая в запустение.
Недалеко от Хургады – украшенный сфинксами, знаменитый Луксор, расположенный на месте древних Фив. В 450 км великие египетские пирамиды, но я предпочитаю всё это увидеть из иллюминатора самолёта, чем тащиться ещё куда-то. Хочется отдыхать, подобно морским котикам или тюленям, залечь на морском берегу и от души, можно сказать, профессионально, заняться ничегонеделанием, как обычно делают нормальные люди.
Но сумею ли я так наслаждаться жизнью в этот длинный уикэнд, если даже собраться не смогла по-человечески? Зато установила личный рекорд – собрала автомат Калашникова за 9 секунд! Нет, шучу, сложила сумку на отдых за 25 минут! Просто покидала шмотки, не задумываясь, гармонируют ли они между собой, надеясь, что ввиду отсутствия туристов, я буду нарасхват в любом прикиде.
Интересно, я снова еду к Нилу – в Уганде видела исток, а тут устье. Четыре с половиной часа в воздухе и пустыня рыжего цвета под нами. Может быть и Красное море тоже будет таким же? Его пока не видно. С высоты птичьего полёта удалось разглядеть лишь высохшие русла рек.
Всё ужасно напоминает туристическую Турцию, то есть не Анкару и не Стамбул, а именно Аланию, просто дежавю какое-то. Я никогда не была в Египте, но знаю, что будет дальше, как будто уже смотрела этот фильм. Мы возьмём багаж, заплатим за визу, сядем в автобус, полчаса подождём остальных пассажиров, в это время сопровождающие раздадут нам рекламные брошюры и попрошайки замучают своими приставаниями, а потом нас развезут по гостиницам. По дороге от аэропорта до города за окном будет пустыня, песок и абсолютно ничего интересного. Наш отель, по иронии судьбы, окажется последним. Так называемый экскурсовод попросит отблагодарить водителя – дать ему чаевые.
Турецкий “фильм” повторился один в один. Правда, две египетские “изюминки” в традиционном компоте обслуживания всё-таки попались, во-первых, нас хотели ободрать сразу в аэропорту. Мы посмеялись, когда увидели развешанные по транзитному коридору объявления, написанные на разных языках: “Виза 25 долларов ТОЛЬКО”. Ха-ха-ха! Неужели после этого кто-то заплатит больше?
Подошли к стойке выдачи виз, где красовалась табличка нашей туркомпании. Послушные немцы тут же выстроились за нами в очередь. Шустрый египтянин скороговоркой произнёс:
– 60 евро за двоих!
– Нет, мы в такие игры не играем! – засмеялся муж, уверенный в своей правоте.
– Организованные туристы платят столько!
Однако наша многолетняя закалка не дала поверить в эту беззастенчивую ложь. Развернулись и отошли в сторону. Мужчина и женщина, говорившие по-русски, помахали нам, позвав к другому окошку.
– Здесь без обмана, по 25 долларов.
А немцы остались стоять в очереди и заплатили, как миленькие, по тридцать евро. Покорные или идиоты? Европейцы, одним словом!

Вторая изюминка попалась в автобусе. Экскурсовод всю дорогу, как заговорённый, рекламировал местные аптеки, я даже подумала, что у нас медицинский тур, и на отдых приехали исключительно больные люди, нуждающиеся в дешёвых египетских лекарствах. Аптек здесь намного больше, чем в России, хотя и у нас они встречаются на каждом шагу.
Туристическая мафия везде сильна. Расскажу случай, после которого мы зареклись ездить по турпутёвкам и стали неорганизованными туристами. Дело было так: в интернете мы купили поездку на двоих в Португалию за 488 евро, на 5 дней с перелетом, трансфером и отелем. Классно! Но через день турфирма изменила стоимость и цена стала 1088 евро! Это в декабре, в мёртвый сезон, когда в море купаться нельзя и на побережье гуляет только ветер! Об этом нам сообщили по электронной почте, а письмо муж как-то пропустил и не прочёл.
В отеле мы жили одни, даже кухонных работников распустили. Когда вернулись из поездки и узнали, что с нас взяли в два раза больше, то пошли в банк и попросили вернуть разницу, оставив в счёт оплаты изначально причитающуюся сумму. Турфирма подала в суд и нам пришлось отдать, кроме тысячи за путёвку, ещё 500 евро судебных издержек. Урок запомнили надолго! Но видно не навсегда, раз через 5 лет опять поехали в организованный тур.
Испытание на границе мы с честью прошли, но первый поход в сувенирный магазин оказался нам не по зубам. Возле отеля расположились лавки – ассортимент традиционный: ремни, сумки, кошельки, посуда, но мне ничего не надо, кроме магнитика. Выбрала самый лучший и подала двести фунтов, при том что магнит стоил десять. Хасан отдал мне сто восемьдесят сдачи и всучил второй магнит в нагрузку, как раньше, помните, когда нам давали конфеты, если в кассе не хватало мелочи.
Здесь всё для наших: названия написаны с ошибками, но по-русски, лавочники говорят по-русски и пытаются сразу подружиться. Язык они выучили на улице и слова произносят так, как слышат. “Как дела? Как тебя зовут? Откуда приехали? Из Украины, Белоруссии или России? Из какого города?” Как попугаи! Куча повторяющихся вопросов, в каждой лавке! Притом личных, совсем не о погоде. В какой ещё африканской стране это кому-то нужно знать? Может быть в Тунисе? Мы там ещё не бывали. В западной Африке многие вообще не имели представления о России, а тут, на севере, туристы просветили египтян в географии. Я не готова болтать с первым встречным и меня это напрягает.

Кроме товаров, лавочники пытаются всучить какую-нибудь экскурсию – рыбалку, сафари, Луксор, пирамиды. Доходит до смешного: погода такая, что без куртки не выйти, страшный ветер, всего +13, но Адам уверяет меня, что, поехав с ним на водную экскурсию, включающую рыбалку, я буду загорать на лучших пляжах и  купаться в море целый день. Он тут “чальник”, то есть “начальник”. Доехать до Луксора стоит 60 евро, через минуту уже 50, а затем 45, причём долларов, но я то знаю, что цена билета на рейсовый автобус 2 евро, правда, я не поеду и бесплатно – хочу отдыхать!
Не прошло и получаса, как мы в Хургаде, а я уже завела массу новых знакомых, которые меня будут теперь каждый день останавливать и использовать как тренажёр, чтобы попрактиковаться в русском языке, русскоязычных туристов они не видели давно. Ради этого мне кидают леща, мол, русские самые открытые, общительные, не задирают носа, не то что немцы и разные датчане. Для русских лучшие цены в долларах, а для остальных в евро.
Ужасно навязчивый сервис, туристов практически нет, да ещё зима, если так пойдёт дальше, то я просто устану от отдыха. Торговцы не дают пройти мимо, хватают за руки, обнимают, как лучших друзей, и тащат в свои лавки “только посмотреть”. В Турции тоже все кричали “Наташа-Наташа”, но тут ещё хлеще, вообще липнут как скотч и не отстают.
 
***
Странная парочка заселяется вместе с нами в отель. Заполняя анкету, “жена” жеманно поворачивает голову и, покусывая губку, поправляет то дамскую сумочку, то шарфик, а потом неожиданно подмигивает мне, словно давней подружке, будто намекая, что нам, женщинам, легче понять друг друга – мы-то знаем, как понравиться мужчинам.
Комната, точнее две комнаты, которые достались нам – большие, светлые, с панорамными окнами и высокими потолками, – администратор сказал: это лучший номер-люкс в отеле. Думаю, что летом в нём стоит невыносимая жара, кондиционер и холодильник гоняют на полную, но зимой мы радуемся, что солнышко за день немного нагревает помещение и становится теплее. Другие многочисленные электроприборы – потолочное освещение, прикроватные бра, телевизор, говорят о том, что несмотря на кризис, проблем с электроэнергией в Египте нет. Слава Никите Хрущеву, ведь именно при нём СССР помог египтянам построить Асуанскую ГЭС.
Полный пансион мы не взяли, однако искать поздно вечером ресторан, нам не хотелось, поэтому доплатили 15 евро за двоих и пошли ужинать в гостинице. Понятно, что фаршированные голуби, иорданский кофе и свежевыжатые соки нас там не ждали, да и сам ресторан оказался столовкой, выглядевшей по-советски уныло, а блюда в ней были почти как в четверг – рыбный день. Благо я люблю рыбу. А мужу досталась остывшая суп-лапша.
Завтрак оказался не лучше ужина – голодным не останешься, но и вкусного ничего нет. Каша – только фасолевая, от йогурта, похожего на густой кефир, в большом металлическом контейнере остались лишь воспоминания. Это была не очень хорошая идея, прийти на завтрак за полчаса до его окончания, к шапочному разбору – сразу вспомнился остров Свободы и отель на Варадеро. Впредь буду расторопнее. Пришлось довольствоваться бог знает каким соком, типа “Юпи” или “Зуко”, омлетом из одного яйца, козьим сыром, колбасой из “крашенной туалетной бумаги” и тёплым чаем. Молоко – порошковое. Я уже думала, что забыла его вкус, а вот надо же, пришлось вспомнить!
Выпечка – никакая, и я решила ею не давиться, а просто немножко поголодать. Бывают же такие диетические туры, когда пышные дамы выкладывают тысячи долларов, чтобы похудеть, вот и я, как будто купила такой тур и теперь наслаждаюсь! Забегая вперед, скажу, что за 5 дней мне удалось потерять килограмм, немало, учитывая, что в Турции за неделю “всё включено” я набрала парочку.
В отеле нет русскоговорящих, он специализируется на немцах, однако я заметила, как отдыхающие “тащили” из столовой еду. Помню, как-то в Париже, наш гид сказала, что это типично русская черта – выносить продукты с завтрака, запасаясь на обед, душа народа такая – помнит голод. Поэтому в некоторых французских отелях русские группы кормят отдельно, чтобы всем остальным хватило. На самом деле, возможно, что всё зависит от бюджета: малообеспеченные немцы и датчане точно так же заворачивают булки в салфетки, а мы, русские, не стали есть их даже в столовке, не то, чтобы запастись ими впрок.
Местные пытаются выяснить у нас, как мы добрались в Хургаду: через Стамбул или Мюнхен? Руслан – начальник пляжа, учил русский язык в Нижнем Новгороде и, помимо Питера и Москвы, бывал в Перми и в Башкирии. Он ведёт себя более интеллигентно по сравнению с торговцами, но, одновременно, вызывающе откровенно демонстрирует свой интерес ко мне, как к женщине. Покоя нет ни возле отеля, ни на пляже. Просто катастрофа!

Но море великолепно! Наверное оно Красное, потому что красивое, ведь нашему князю Владимиру Красное Солнышко дали прозвище за красоту. Такое лазурное море я видела только на Карибике – на Кубе и в Мексике, а вот теперь ещё в Египте! Бирюзовый цвет у берега, через десяток метров сменяется изумрудным, а дальше темно-синим. Какие непостижимые цвета подобрал местный “художник”! Нужно срочно надеть купальник и завалиться на лежак, пусть даже на улице совсем не жарко, и на зимнем солнце можно как-то загореть.

Но прежде, я хочу выпить чашечку кофе, настоящего иорданского кофе, о котором читала на сайтах путешественников. Недалеко от отеля находим кофейню, рядом с ней киоск под названием “IKEA”. К нам тут же бросается его хозяин, протягивает руку и представляется: Сергей. Спустя мгновение, смеётся и признаётся, что он Саид. Рассказывает, что до обеда работает в школе учителем французского, а после обеда торгует. Мы берем кофе, но египтянин Сергей уже решил нас очаровать: уселся рядом и с удовольствием напевает песенку, через слово пересыпая куплеты отборным матом: “Привет! Как дела? Ещё не родила – как рожу так скажу”... Я сделала ему замечание, что у нас такое не поют, тогда он попросил, чтобы я написала ему слова песни “Ой, мороз, мороз”, но для этого зашла к нему в Икею. Новое испытание я с честью выдержала – пообещала прийти завтра. Египетский сервис мне действует на нервы – не дают посидеть спокойно!

Иорданский кофе приносят в граненом стаканчике, похожем на уменьшенный вариант нашего двухсотграммового. В Марокко в них подавали мятный чай, а здесь кофе. Кофейня смахивает на гараж под навесом, красоты в ней не больше, только вместо автомобилей – столики, за которыми сидят египтяне. Одни курят кальян, другие – обычные сигареты. Так они проводят день за днём. Казалось бы, в период кризиса надо бросить курить, но не тут-то было. Они страшные курильщики, а вот к алкоголю равнодушны, хоть в барах спиртное продаётся, но местным жителям оно шло-ехало.
Стоимость кофе, как и почти всех товаров определяется на глаз, в одной кофейне с нас взяли десять фунтов, в другой семь, а в третьей – старый, “прожжённый” бариста срубил двадцать. Впрочем, собирался, не моргнув глазом, содрать все пятьдесят, но я не уходила и терпеливо ждала сдачу – из принципа, если бы он мне её не отдал, кофе бы обошлось нам всего в два евро.
Мы вернулись на пляж и я подверглась нападению очередных зазывал. “Массаж – 45 евро”, показывает мне рекламный проспект Мухамед. Говорю, что больше пятнадцати евро не заплачу, продавец затягивает длинную “песню” о том, что первый по 45, а следующий за 25 евро и третий за 20. С гордостью заявляю, что я из России и у себя в городе мне общий массаж сделают за тысячу рублей, а потому торговаться не буду или 15 евро или ничего. В конце-концов, зазывала соглашается на мою цену при условии, что я никому не скажу, сколько заплатила за сеанс массажа. А я и не собираюсь никому рассказывать.
Вслед за Мухамедом, подошел следующий – странно, но он почему-то не сказал, как его зовут. Предложил стрижку, маникюр, педикюр, пилинг лица и другие косметические процедуры. Я даже не поинтересовалась сколько они стоят, а сразу уверенно сказала: “Могу заплатить за педикюр 600 рублей или 10 евро”, чтобы парень понял, с кем имеет дело. “На педикюр приду после массажа”! А сколько, если не секрет, стоит Ваш массаж? – я не ответила, обещала же никому не говорить!
Самое интересное, что “безымянный” парень сам делал педикюры, маникюры, стрижки и всё остальное! Я, конечно, видела мужчин-парикмахеров, обычно они были нетрадиционной ориентации, но этот многостаночник отличался тем, что совсем не походил на египтянина. Рыжий, а не брюнет, абсолютно светлокожий. Оказалось, что он родом с Синайского полуострова, где говорят на особом диалекте, похожем на дубайский, и традиционный для Египта арабский язык не то, чтобы не знает, но знает плохо.
В связи с этим вспомнила историю, прочитанную недавно. Один молодой человек, работающий в автосалоне, из зависти к своей подруге, поменял профессию и стал… МАНИКЮРИСТОМ! Его раздражало, что девушка возвращалась с работы довольная и счастливая, а он усталый и злой, при том, что зарабатывали они примерно одинаково. Парень быстро освоил покрытие ногтей лаком, эта процедура ему напоминала покраску машин: снимаешь старый слой, грунтуешь, наносишь новый, сушишь. Самая большая трудность состояла в том, чтобы поддерживать милую беседу с клиентками, но и этому он постепенно научился.
 
***
Необычная парочка из нашего отеля ежедневно ходила на пляж: в одинаковых чёрных сланцах – у него примерно 39-го размера, а у неё 44-го; он в джинсовых бриджах и футболке, она в свободных чёрных брюках, чёрной водолазке и накинутом на плечи сером кашне. Платок спадал с её плеч, и в это время, “дама” игриво поправляла его, затем отточенным движением приглаживала волосы. Они никогда не загорали, просто совершали променад по дорожкам или сидели в пляжном баре. Я тоже регулярно пила там свежевыжатые соки по 20 фунтов за стакан (1 евро). В городе на эти деньги можно купить в три раза больше сока, но не бежать же туда, чтобы сэкономить.
Красное море считается самым солёным в мире, но я не стала пробовать его на вкус, а едва пощупала пальчиками ног – ужасно холодное. Самые отчаянные отдыхающие и в январе плавали и даже ныряли с масками, но это не для меня. Мне подходит бассейн, там классно.  
Египет по российским меркам не очень большая страна – за сутки её можно проехать с севера на юг. Однако здесь проживает почти 100 миллионов человек! При такой высокой концентрации населения неудивительно, что в одном месте собралось столько наглых, привязчивых и беспардонных мужчин. Скорее всего, дело в туризме, ведь в той части города куда туристы не добираются, египтяне ведут себя абсолютно нормально. Никто не кидается и не пристаёт с расспросами, не пытается продать ненужные вещи. Если бы мы сидели на территории отеля и никуда не выходили или выезжали бы на туристическом автобусе в шопинг-моллы, то мы бы не узнали о настоящем Египте и оставались бы в твёрдой уверенности, что все египтяне “на одно лицо”, но это оказалось вовсе не так.
Египет – уникальная страна, расположенная как в Африке, так и в Азии, поэтому вечером, когда мы гуляли по городу, я попеременно по ощущениям оказывалась то в Марокко, когда пила тростниковый сок, то в Дубае, когда видела широкие проспекты и строящиеся дома, то в Иране, когда проходила мимо продавцов, торгующих при свете фонарей всякой всячиной прямо на перекрестках.

Муж недоволен: для женщин Хургада приготовила горячих египетских парней, а для мужчин ровным счётом ничего – ни девочек, ни сауны, ни спортзала, ни длинной набережной, где можно было бы бегать, как в Барселоне. Ладно хоть нам удалось поужинать в аутентичной забегаловке колбасками набитыми рисом, по вкусу напоминающими плов, и жареной на открытом огне бараньей печенью, с лепёшками и салатом из помидоров и огурцов. Кроме того, в нагрузку, нам принесли две банки пепси и бутылку воды. Всё стоило как два с половиной стакана сока на пляже, то есть 50 фунтов.
Вдали от туристических маршрутов цены настолько смешные, что просто не верится! Блуждая по запутанным улочкам старой Хургады, мы зашли в халяльную кафешку в поисках супа. Надо сказать, что в этой части города мало кто говорит на иностранных языках и на слово “суп” никакой реакции не последовало. Тогда на помощь пришел один из посетителей и подсказал, что нам нужна “шурпа”. Шурпа-шурпа – повторяла я заветное слово! Теперь-то я знаю, что надо спрашивать, когда захотим есть! А сколько стоит шурпа? Парень ответил: 40 фунтов за всё, но на деле оказалось 14 (он спутал, оттого что “форти” и “фортин” звучат очень похоже).
Я представила, что сейчас принесут наваристый бульон, но в тарелке лежали рис и несколько видов лапши, присыпанные сверху вареной чечевицей и кукурузой. Кроме этого подали пиалу с соусом и блюдце с маринованными овощами: капустой, морковью и огурцами.
После ужина мы продолжили поиски приключений. Гулять по Хургаде очень приятно: во-первых, она вся освещена, это в очередной раз подтвердило мою догадку, что электроэнергию египтяне не экономят. Во-вторых, народ привык выходить из дома после захода солнца, поэтому в 11 вечера в городе вовсю работают кафе, базары и магазины.
Набегавшись по улицам, мы вернулись в отель. Оказалось, что аниматорами у нас работают две девушки из Белоруссии – Света и Юля. За 4 месяца они впервые увидели русских и очень обрадовались! Этот вечер был мой! Я зажигала наравне с девчонками, а отдыхающие, в основном из моей референтной группы – лет за 70, с восторгом хлопали в ладоши и подходили пожать мне руку.
А мужу было стыдно за Белоруссию, да и за Россию с Украиной, что наши не могут обеспечить свою молодёжь работой, что девчонки вынуждены ехать сюда и вкалывать за копейки. Света сказала, что в месяц она получает 250 долларов, но жильё и питание бесплатно, да и работа нескучная, плюс практика в английском. Когда я в Германии рассказала своей падчерице, что аниматоры получают такие деньги, она переспросила: это в день?
Наш отель находился в двухстах метрах от пляжа и мы, в конце-концов, нашли потайные тропы, по которым можно дойти к морю, минуя этих “Дай мне шанс” – местных торговцев. Именно с этими словами они бросались к нам навстречу, помимо традиционных: “Как дела? Как здоровье?” Я начала беситься, сколько можно спрашивать про здоровье? Я же не в больнице лежу! И про здоровье, пока не болею, вообще не думаю!
По пляжу продавцы турпакетов летали как коршуны, особенно навязчиво кружа возле одиноких женщин. Женские парочки – не отпугивали их, пока при ближайшем рассмотрении они не понимали, что это лесбиянки, и тогда интерес к ним резко падал. Многие египтяне мечтают жениться или завести хотя бы очередной курортный роман, чтобы получить подарки от подружки, по возрасту годящейся в матери, а то и в бабушки. Секс-туризм в Египте ещё никто не отменял.
Но я приехала с мужем и Руслан мне сказал открыто, что ему нравится мой спортивный костюм, моя фигура и сама хороша, не нравится лишь то, что я приехала с охраной. С мужем? Может быть всё-таки это твой брат? – настойчиво выспрашивал он. В Турции тоже так, невозможно даже в столовой было спокойно поесть… Эти бесстыжие парни предлагали себя в качестве личных массажистов, сопровождающих, охранников, партнёров по постели… Бюджетный отдых там и здесь шёл с “нагрузкой”.
Я уже хотела всех посылать куда-подальше, когда ко мне подошел руководитель аниматоров со словами: “Дай пять” и начал меня разводить на поездку в шоппинг-центр. В ответ я не только не подала ему руки, но и сказала, что Я НИЧЕГО НИКОМУ НЕ ДОЛЖНА ДАВАТЬ! Почему мы, собственно, должны искать обходные пути к пляжу, отбиваться от приставал и даже от аниматоров, беспардонно внедряющихся в моё личное пространство? Я ни на какие панибратские отношения не подписывалась!

Вечером мы отправились в коптскую церковь. Из соображений безопасности она обнесена двухметровым забором и при  входе у рамки металлоискателя сидят охранники. Христианские церкви по-прежнему остаются привлекательными объектами для террористов. Выглядит церковь очень необычно – что-то среднее между католическим собором и мечетью: трёхмерный крест, лавки рядами, можно спокойно фотографировать, но все тексты написаны арабской вязью.

Потом заглянули в супермаркет, чтобы оценить ассортимент и купить египетских конфет на пробу. Снова всё съедобное, но абсолютно невкусное. Обёрнутые в красивые фантики, они обещали что-то восточное, но внутри оказались похожими на советские дешевые батончики и пластилиновые шоколадные плитки. Нет, мы уже привыкли к другому качеству.

При всех минусах Хургада мне нравится! Здесь хорошо спится! Если первые две ночи я просыпалась в пять утра от громкой песни муэдзина, то в последующие три дрыхла, как убитая, и поднималась в девять из-за того, что в десять заканчивался завтрак.
Весь город в шаговой доступности, при том, что маршрутки ходят отлично  и транспорт стоит дёшево. Но мы им не пользовались. Какой смысл, когда можно прогуляться? В один из вечеров мы дошли до Шаратона, центральной улицы города, и заглянули в поисках фаршированных голубей в ресторанчик, принадлежащий датчанке. Она приехала в Хургаду 2,5 года назад со своей гёрлфренд, надеясь разбогатеть. Но через месяц случилась беда – сбитый самолёт нарушил все планы и бизнес замер. Теперь вся надежда на туристов, которые должны появиться в этом году.
Еда в ресторане стала самым дорогим из того, что мы купили в Египте: два супа (крем-суп с курицей и томатный), огромное блюдо море-продуктов, приготовленных на гриле, пиво и манговый сок-фреш обошлись нам вместе с чаевыми в 20 евро.
Прогулка вдоль моря по набережной ничего не стоила, нужно лишь было показать содержимое рюкзака и пройти под рамкой металлоискателя, а вот на территорию мечети мы вошли абсолютно свободно. Она выглядела не такой величественной как в Касабланке, но достаточно высокой и красивой.  Две местные девушки, увидев меня, попросили разрешения сфотографироваться вместе. Это уже второй раз: вчера я фотографировалась с парнем в кофейне, точнее с двумя по очереди, наверное так притягивающе действуют мои белые волосы.
Все вечера мы гуляли по Хургаде и ни разу у нас не возникло чувства страха. Абсолютно безопасно, комфортно, приятно, красиво.
 
***
Завтра домой. Интересно, наши необычные попутчики тоже полетят вместе с нами? Объявления о том, во сколько будет трансфер в холле отеля не видно. Указанного в распечатке рейса нет в списке вылетающих самолётов. Таинственный лоукостер не фигурирует ни на каких сайтах. Мы в раздумьях. Нужно спросить у кого-нибудь. На ловца и зверь бежит – сидим во внутреннем дворике отеля, где лучше всего ловит вай-фай, и к нам за стол подсаживается объект моего любопытства – “муж”  из “чудесной семейки”. Разговорились – они чехи, живут в Швейцарии и уезжают через день, так что наши пути-дорожки расходятся, а мы уже так к ним привыкли. Человек ко всему привыкает.
Аниматор Света зовёт нас вечером в караоке-бар “Pinos”, переспрашивает: “Вы точно придёте? Там особая атмосфера”. Я думаю, а почему бы нам не пойти, что нас может остановить? Тем более петь можно бесплатно! Но нет, сидеть в помещении, где “дым от сигарет клубится, так что можно вешать топор”, среди европейских выпивох горланящих песни – весьма сомнительное удовольствие, потому, пробыв там пару минут, уходим из гадюшника. Столько дней наслаждаться свежим воздухом, морем, солнцем и так бездарно всё испортить, надышавшись дымом?
На дворе ночь, но мы отправляемся гулять. На выезде из города наблюдаем довольно странную картину: приезжают машины, из них выходят люди среднего возраста с детьми или молодёжь, покупают нечто белое, горячее, пахнущее ванилином. Это “что-то” им накладывают в картонные стаканчики, наподобие тех, что у нас были для пломбира на развес. После, они усаживаются на скамейки и с удовольствием, смакуя, едят “это” ложками.
Смотрят в чёрную даль, где при очень сильном напряжении зрения можно разглядеть очертания моря. Что они тут делают? Почему местные жители выбрали такой странный способ релаксации? Возможно, они сбегают из города и предаются уединению, а мы “тут как тут” со своими вопросами: “А что вы едите? Это сладкое?” Нам тут же готовы отдать целую порцию, но мы только скромно пробуем. Странно: каша как каша, овсяная, притом не хлопья, а цельное зерно. В чём же фишка?
Через несколько часов я уеду из Египта, осталась последняя ночь, а на мои вопросы так и не получены ответы. Например, мне до сих пор непонятно, как выживают эти сотни круглосуточных аптек? Что там можно продавать, чтобы держаться на плаву?  Может быть сигареты? Специально зашли в одну из них – стандартный набор лекарств, ну, может быть чуть больше бытовой химии: шампуней, кремов и моющих средств.

На улицах города много заброшенных зданий – строительство было начато в период туристического бума, а сейчас всё загнулось и брошено за ненадобностью. Даже домики туристической полиции пустуют. Завидев нас, местная ребятня начинает кричать “мани-мани”, но это не попрошайничество, а игра, им хочется позабавиться. Мы шагаем по тротуарам, а все местные жители – и взрослые, и дети любят ходить по проезжей части, как будто там дышится легче.
Наш египетский отдых подходит к концу, а приключений на свою пятую точку мы так и не нашли! Путёвка считай пропала! Останавливаемся возле фруктовой лавки купить сока и желированных фруктов. Берём гранатовый, я ещё не пробовала. Выпили, ставим стаканчики на стойку, напоследок фотографируемся и в последний момент продавец показывает знаками, что тоже хочет сделать фото. Без задней мысли ждём, когда он закончит мыть стаканы и подойдёт. Но он не спешит выходить из-за прилавка, а наоборот, зовёт меня к себе. Я думаю, что нужно встать рядом с ним за барную стойку и захожу внутрь киоска. В подсобке стоит большой агрегат для изготовления тростникового напитка. Переносную машину поменьше, мы уже видели в Марокко – туда запускают тростник, по виду напоминающий черенок лопаты, и станок перетирает и перемалывает тростник в мелкую стружку.
Продавец даёт мне в руки большую палку, показывает как её нужно вставлять в механизм и в это время зовёт друга. Подходит его приятель и я думаю, что сейчас мы будем делать постановочное фото, где мне, по сценарию, отведена роль  помощницы. Но в следующую минуту, когда мои руки заняты, он берёт меня одной рукой за грудь, а другой за ту самую пятую точку и даёт отмашку товарищу – снимай! Такого поворота я не ожидала! Сделав снимок, “фотограф” подбегает ко мне и пытается проделать тот же трюк, а продавец фотографирует! Ситуация так быстро развивается и всё происходит так стремительно, что я не успеваю среагировать. Единственное, в ответ я тоже хлопаю наглеца по заднице и с возмущением выхожу из лавки.
Вот недаром число сексуальных преступлений в европейских странах коррелирует с числом мигрантов из арабского мира! Да, подумала я снова, наши геи при всей их неадекватности для меня не представляют никакой угрозы, а эти молодые жеребцы, которым я гожусь по возрасту в тёщеньки, действуют явно в рамках другой программы.
 
***
По возвращению домой, муж отправляется к семейному доктору – его спина, руки и лицо покрылись мелкой красной сыпью и страшно чешутся. Какую заразу он подхватил на отдыхе? Врач сказал, что ничего серьёзного, просто аллергия на солнце, скоро пройдёт. Ха-ха-ха! Всем сестрам по серьгам, чтобы никому не было обидно! Теперь мы точно не забудем Египет, ведь каждый получил то, что искал – яркие впечатления!

Все ваши сообщения мы читаем и все пожелания учитываем, но, к сожалению, ответ не гарантируем.

Если вы расчитываете получить ответ, не забудьте заполнить это поле.
Отправить
Текущий выбор
Можно выбрать населенный пункт или целый регион
Отмена